«Понятие «корпоративной социальной ответственности» сформировалось на Западе сравнительно недавно, около 20 лет назад - страница 3

^ 2. Социальная ответственность на примере предприятий нефтегазохимической отрасли 2.1. Теоретические и практические проблемы реализации социальной ответственности. Взаимосвязь социальных инвестиций с PR-обликом компании
Первым слагаемым социальной ответственности корпораций является формирование рынка труда, обеспечивающего эффективную занятость населения региона.

В экономической литературе выделяется три основные концепции рынка труда как экономического отношения между работодателями, создающими рабочие места, и наемными работниками, претендующими на их занятие для реализации своих способностей к труду (рабочей силы).

Классическая концепция (П.Самуэльсон, М.Фелдстайн и др.), сторонники теории предложения (Д.Гиллер, А.Лаффер и др.), монетаристы (М.Фридмен и др.) считают, что рынок труда, как и другие рынки, действует на основе ценового равновесия. Цена труда определяется соотношением спроса и предложения. Однако «естественный» уровень безработицы делает эти цены негибкими. Монетаристы считают воздействие государства и профсоюзов на рынок труда негативным фактором, препятствующим нормальному функционированию рынка и усугубляющим его неравновесие.8

Кейнсианская модель исходит из того, что цена труда жестко определяется издержками воспроизводства рабочей силы, а спрос на труд — объемом производства (совокупным спросом ), а не колебанием цен на труд. Поэтому они считают необходимым государственное регулирование рынка труда через стимулирование спроса и потребления товаров и услуг с помощью снижения налогов, бюджетных инвестиций и закупок товаров и услуг.9

Институциональная концепция (Дж.Данпол, Л.Ульман и др.) обращает особое внимание на специфику национальных институтов и рынков труда, соотношение открытого (официального) и скрытого (теневого) рынка, рынка первичных и вторичных (в т.ч. в сфере услуг) рабочих мест, сегментов рынка, где представлены специалисты, менеджеры, рабочие развивающихся высокотехнологичных и стагнирующих отраслей сферы материального производства и услуг. Согласно концепции Нобелевского лауреата О.Уильямсона соглашение между продавцом и покупателем определяется не только ценой реализации, но также специфичностью активов (их уникальностью) и гарантиями реализации пучка прав собственности. Эта концепция положена в основу социальной политики «Татнефти». Специфика рынка труда Татарстана состоит в неизбежности сокращения персонала в основном производстве профилирующего в республике НГХК и более высокой по сравнению с другими регионами доле молодежи, проживающей вне крупных городов. Для сохранения равновесия на рынке труда «Татнефть» инвестирует организацию эффективного производства трудоемкой продукции на дочерних фирмах (кабель, шины высокой ходимости и т.д.) и создание филиалов в сельских районах, в т.ч. за пределами Татарстана, даже если с точки зрения текущей рентабельности выгоднее импортировать продукцию с высокой добавленной стоимостью.10

Корпорациям предстоит играть гораздо более активную роль в формировании современного рынка труда. Крупные корпорации и профсоюзы создают свои внутренние относительно обособленные рынки труда с ярко выраженными неформальными внутрифирменными нормами, правилами и связями.

Особенности корпоративной организации и существования обособленных регламентированных внутренних рынков проявляются при найме и увольнении работников организации, оплаты труда и удержания персонала, должностном продвижении и др. Корпорации стремятся занять вакантные места своими работниками, создав внутренний конкурс на занятие той или иной вакантной должности. Это снижает вероятность трудоустройства со стороны. Внутренние перемещения персонала на вакантные рабочие места включают как повышения, так и понижения по службе. Часто занятие вакансий своими работниками рассматривается как преимущественный способ набора персонала.

Неформальные внутрифирменные связи создают значительные трудности при увольнении «старых» работников, не имеющих необходимых профессиональных качеств или не проявляющих особого рвения к работе, поскольку они давно работают в компании и их увольнение сопряжено со значительными проблемами личностного характера. Когда сокращение вакансий перестало быть источником экономии фонда оплаты труда, предприятия перешли к практике использования режимов неполной занятости и вынужденных неоплачиваемых отпусков.

Социальная ответственность корпораций за формирование эффективного рынка труда, на наш взгляд, включает11:

- ликвидацию «серых», в т.ч. страховых, схем выплаты заработка. До тех пор, пока наниматель не перестанет скрывать полную заработную плату, нормального рынка труда в России не будет,

- создание (по согласованию с местными властями) филиалов в трудоизбыточных регионах, реализация квот на рабочие места для молодежи, инвалидов и других кризисных групп.

- развитие зарубежных филиалов компании («Татнефть» направляет своих специалистов в длительные командировки в Казахастан, Ирак, Судан и т.д.);

- организованное (а не стихийное, как это преобладает сейчас) привлечение на дефицитные рабочие места, в т.ч. вахтовым методом в северные регионы, кадров из республик СНГ - Беларуси, Казахстана, Украины и др.

- создание гибкой системы занятости. Для российских компаний характерна очень незначительная доля работающих на временной основе и совместителей. В зарубежной литературе описываются, более сложные модели сегментации рынка труда. В ядре «гибкой фирмы» в США и странах ЕС концентрируются постоянные работники, подверженные лишь функциональной адаптации («первичный рынок труда»). Члены первой периферийной группы работают на постоянной основе. Однако подвержены числовой адаптации, т.е. могут быть уволены («вторичный рынок труда»). Во вторую периферийную группу включаются работающие на краткосрочных контрактах, занятые неполное рабочее время, стажеры и т.д. Внешнюю периферию образуют временные работники, работающие по субподряду и т.д.,

- развитие корпоративной системы подготовки, повышения квалификации и воспитания кадров.

Второй важной составляющей социальной ответственности корпораций является предоставление социальных услуг. При переходе к постиндустриальному информационному обществу возрастает роль этих услуг как подсистемы, оказывающей все большее влияние на развитие личности и конкурентоспособность экономики. Услуги составляют более половины ВВП развитых стран и 30% мировой торговли. ООН рекомендует увеличить долю затрат на социальную сферу до 20% ВВП.

В СССР крупные предприятия играли большую роль в предоставлении своим работникам и всему населению региона услуг в области жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранения, образования, физкультуры и спорта, культуры, общественного питания и т.д. Огромное влияние на предложение и потребление социальных услуг оказывают специфические свойства самой услуги, такие как, неосязаемость, неотделимость от источника предоставления, непостоянство, несохраняемость результата, специфика права собственности и т.д.

В условиях экономического спада затраты на содержание объектов социальной инфраструктуры стали тяжелым финансовым грузом для предприятий, на балансе которых они находились. Они оказались вынужденными решать проблемы социальной инфраструктуры, стремясь освободиться от затрат на содержание своей социальной сферы и улучшить тем самым свое финансовое положение, но не допустить резкого снижения уровня обеспеченности услугами социальной инфраструктуры своих работников. Решение этих проблем предполагает преобразование в отношениях собственности на объекты социальной инфраструктуры предприятий.

Социальные инвестиции в добывающей, в том числе нефтехимической промышленности на сегодняшний день оказываются традиционно лидирующими по объему вложенных средств (см. таблица 1).

Таблица 112.



В середине 90-х гг., как показало исследование Высшей школы экономики, 2/3 предприятий (68%) увеличили затраты по объектам социальной инфраструктуры, имеющим жизненно важное значение для работников: жилищно-коммунальному хозяйству и медицинским учреждениям. Почти на 2/3 предприятий увеличились затраты и на содержание детских дошкольных и оздоровительных учреждений. Это объяснялось недостаточными финансовыми и иными возможностями местных администраций по приему на баланс таких объектов социальной инфраструктуры13.

В отношении детских дошкольных и оздоровительных учреждений не предпринимали никаких действий 61% предприятий, объектов жилищно-коммунального хозяйства - 65%, культурного назначения — 81%, здравоохранения - 86%, образовательных учреждений - 91%. Принятие на собственный баланс социальных объектов отмечалось лишь на средних и крупных предприятиях. Так, на свой баланс приняли объекты здравоохранения 4,1% предприятий с численностью работников 1001-5000 чел. и 11,1% предприятий, на которых занято более 5000 чел.

Образовательные учреждения приняли на свой баланс 2,8% предприятий, где работают 1001-5000 чел14.

До тех пор, пока уровень развития общедоступной социальной сферы остается неудовлетворительным, массовый отказ предприятий НГХК, которые, как правило, расположены вне крупных городов, в малоосвоенных или труднодоступных районах от содержания собственной социальной базы чреват ухудшением обеспеченности населения услугами социальной инфраструктуры, резким ростом социальной напряженности. Это относится в первую очередь к объектам, обеспечивающим удовлетворение первоочередных потребностей работников: жилому фонду и здравоохранению.

Когда спад в экономике закончился, получила развитие новая социальная политика предприятий по отношению к своим работникам. Ее основные элементы: обеспечение роста денежных доходов работников, которые окажутся достаточными для оплаты возросшей стоимости услуг социальной инфраструктуры, а также использование механизмов внутрифирменного социального страхования. Эти изменения означают передачу социальных объектов на баланс местных администраций, т.е. их муниципализацию.

В этом случае возможно применение механизмов прямой и налоговой поддержки предприятий, содержащих на своем балансе учреждения социальной сферы, либо их муниципализация с включением необходимых для их финансирования затрат в местные бюджеты. Отказ от принципов натурального хозяйства, характерных для дореформенного периода, в сочетании с развитием отраслевого разделения труда может стать одним из дополнительных факторов роста производства профильной для отрасли продукции.

Следует отметить наряду с региональной, отраслевую специфику. Так, в Татарстане предприятия машиностроения и других отраслей, в наибольшей степени испытавшие последствия кризиса 90-х гг., передали свою социальную инфраструктуру на муниципальный баланс, что позволило им сократить постоянные расходы и снизить точку безубыточности. Корпорации НГХК, в частности, ОАО «Татнефть» избавились от оказания работникам бытовых и частично жилищно-коммунальных услуг, но сохранили другие социальные учреждения. Корпорации оказывают социальные услуги не только своим работникам и членам их семей, но и другим жителям региона через посредство благотворительных организаций.

Организации благотворительности, созданные в России в конце XIX — начале XX веков, стали возрождаться в конце 90-х гг. Так, бюджет благотворительного фонда CAF в 2000 г. на 15%, в 2001 г. - на 50%, в 2002 г. - уже более, чем на 70% состоял из российских взносов. «Татнефть» создала благотворительный фонд «Милосердие». Заинтересованность российских компаний в благотворительной деятельности связана прежде всего с улучшением ее имиджа. Однако ни благотворительность (тем более за государственный счет, ни участие в содержании социальной инфраструктуры не могут считаться основным направлением развития социальной ответственности крупных компаний.

Третьей важной сферой социальной ответственности корпораций является их участие в обсуждении и принятии решений, связывающих проведение промышленной политики с решением социальных задач. Правительство РФ в 1999-2003 гг. решало важные, но преимущественно краткосрочные, а не стратегические задачи, связанные с коренной модернизацией не только экономики, но и общества на основе объединения усилий государства и бизнеса. Весьма важно использование для этой цели с помощью однократного дополнительного налогообложения или реинвестиции на длительный срок (7-10 лет) капиталов владельцев частных компаний НГХК, полученных ими в результате недоплаты за присвоенные в ходе приватизации активы (в т.ч. лицензии на использование природных ресурсов) и последующие налоговые «оптимизации». Речь идет, прежде всего, о крупных инвестиционных проектах по развитию региональной инфраструктуры (дороги, морские и речные порты, терминалы, логистические центры, современные складские комплексы, образовательные и здравоохранительные центры). Они весьма капиталоемки, не обещают быстрой окупаемости, но определяют перспективы социального развития регионов, особенно удаленных от экономических центров. Привлечения частных инвестиций, в частности из НГХК, в эти проекты возможно, если государство гарантирует политические риски (например, налоговую амнистию) и субсидирование кредитных ставок.

Целесообразно создание в регионах на законодательной основе экспертно-консультационных советов из представителей власти, объединений предпринимателей и потребителей для выработки рекомендаций в отношении готовящихся нормативных актов, оценки их целесообразности и эффективности, а также хода их реализации. Некоммерческие объединения предпринимателей и потребителей, наряду с профсоюзами, получили бы право аккредитовать и оплачивать труд независимых экспертов, которые смогут предлагать отмену, приостановку действия или изменение местных и федеральных законов15.

Необходимо принятие закона о лоббистской деятельности. Компания как социальный институт может и должна защищать свои интересы перед органами власти и в средствах массовой информации. Наилучшим способом для этого является создание отраслевых и региональных ассоциаций (союзов) предпринимателей - некоммерческих организаций, зарегистрированных в установленном порядке. Они выполняют лоббистские функции, подготавливая аналитическую информацию для законодателей, разрабатывая свои предложения об изменении или принятии федеральных и региональных законов, информируя общественность о своих успехах и проблемах. В ряде стран, например в Японии, нормативные акты готовятся при обязательном согласовании с соответствующими ассоциациями работодателей, потребителей, профсоюзами, экологическими организациям и т.д.

В то же время недопустимо прямое участие корпораций в политической борьбе. В США по мнению американских политологов оно привело к замене демократического принципа «один человек - один голос» правилом «один доллар - один голос»16.

Важной функцией корпорации как социального института является формирование бизнес-элиты как общественно-структурного образования, способного сформулировать стратегию развития региона и страны в целом, консолидироваться и осознать свою ответственность как общественной группы. Сплоченная элита через свои ассоциации и на основе неформального личного общения формирует этику бизнеса, закрывая каналы для вхождения в нее чужеродных лиц, связанных с криминальными группировками и неспособных согласовать свои частные и социальные интересы. С помощью целенаправленного сбора и анализа информации, а также привлечения своих членов в состав экспертных комиссий и на работу в государственные органы бизнес-элита оказывает большое влияние на законодательство и принятие управленческих решений на региональном и национальном уровне, способствует улучшению делового климата.

Сказанное выше позволяет нам обобщить опыт государственной корпорации «Татнефть».

К числу слагаемых социальной ответственности корпораций отнесено формирование эффективного рынка труда, предоставление социальных услуг работникам и жителям региона, благотворительная деятельность, участие в политической жизни и формировании управленческой элиты, развитие предпринимательской культуры и делового климата.

Первый принцип, которому должна следовать социальная ответственность компании – это, как ни странно, принцип взаимодополняемости и целостности впечатления, создаваемого усилиями маркетологов, PR-менеджеров и работников группы социальной ответственности.

Мы рассмотрели типичное заблуждение - социальная активность и социальная ответственность для многих руководителей тождественно равна благотворительности. Опасность подобного тривиального подхода к социальной ответственности трудно переоценить. Сама по себе благотворительность в современных общественных отношениях, несмотря на популярность, далеко не однозначна. Современные PR-отношения компаний и общества могут и должны учитывать мнение, имеющее хоть небольшую группу сторонников в среде потенциальных потребителей. Поэтому отношение людей к благотворительной деятельности, основные события которой не получают огласки, приравнивает такие вложения средств к ряду «подачек». При этом получатели помощи заочно осуждаются, поскольку посетители страницы сайта (в нашем случае) могут приписать им роли удачливых попрошаек у «кормушки» компании.

Если раньше социальная ответственность полностью лежала на плечах государства и необходимые расходы закладывались в себестоимость продукции и в зарплату работников, то сейчас, в связи с переходом к рыночной экономике и появлением частной собственности, ответственность в значительной мере переходит к предпринимателям. Сегодня все глубже и полнее становится понимание того, что бизнес обязан быть социально ответственным.

1370098124777891.html
1370217251995321.html
1370292754378560.html
1370361608034724.html
1370448171957209.html