Кандыба Дмитрий Викторович - страница 15


В настоящее время нет материалов, которые бы позволили судить о структуре этого языка. Можно только утверждать, что существование этого языка следует из самого факта внутрикорковой саморегуляции, и что язык этот отличен от обычной человеческой речи. Исследования нейропсихологов показали, что речь может рассматриваться лишь как орудие управления, но не как инстанции, обеспечивающая формирование программы деятельности и команд, реализующих эти программы. Приведенные выше исследования свидетельствуют о том, что речь теряет свою регулирующую функцию при нарушении фронтальных участков лобной доли. Следовательно, инстанцию, обеспечивающую высшую регуляцию интеллекта, нужно искать не в речевых корковых зонах, а именно в высших отделах лобной доли.

Как уже говорилось, соотнесение всей совокупности фактов гипноза с функциональной схемой коры больших полушарий позволяет утверждать, что важнейшим условием гипнотических воздействий является торможение высших отделов лобной доли. Именно отключение этих отделов приводит к тому, что субъект полностью теряет собственную активность. Функцию фронтальных зон лобных долей начинает выполнять гипнотизер, который через речевые корковые зоны вступает в контакт с различными уровнями мозговой регуляции поведения и вегетативных процессов в организме.

Гипнотический метод позволяет выяснить вопрос о том, в какой степени субъект, лишенный фронтальных долей лобной коры, при перекрестном управлении гностическими полями со стороны постороннего человека (гипнотизера) действительно оказывается в состоянии осуществлять интеллектуальное творчество, выражающееся в создании чего-то принципиально нового для данного человека. Проведение исследований творческого мышления под гипнозом тем более интересно, что существуют некоторые работы, в которых подчеркиваются огромные возможности гипнотической интенсификации творчества.

В наших исследованиях влияние гипнотической стимуляции процесса решения задач изучалось на материале постгипнотических воздействий на успешность решения ситуаций (известная игра в "15"). Для обнаружения границ гипнотического влияния на мышление было организовано две серии экспериментов.

В первой серии в состоянии гипнотического сна испытуемому на единичных примерах объяснялись принципы задач типа игры в "15", с которыми ранее он знаком не был. После каждого сеанса перед пробуждением проводилось контролирование амнезии (забывания) всего, что было внушено в гипнозе. Было зарегистрировано, что любые ситуации игры в "15", несмотря на специально внушенную амнезию, решались испытуемыми экспериментальной группы существенно успешнее, чем представителями контрольной группы. Характерно, что при этом каждая успешно решаемая ситуация воспринималась субъектом как новая.

Во второй серии экспериментов исследовались границы "чистого" влияния интенсифицирующей формулы внушения. Испытуемые этой серии до гипнотического сна решали лишь некоторые экспериментальные задачи. В гипнозе они получали только общий приказ повысить уровень мыслительной деятельности - успешнее решать задачи. В этой серии также внушалась амнезия относительно задач, решенных ранее.

Эксперименты показали, что в этом случае в постгипнотическом решении существенно повышались результаты решения лишь тех задач, которые решались испытуемыми до сеанса гипноза, но которые были забыты ими и воспринимались как новые в силу внушенной амнезии. Что же касается действительно новых ситуаций, то при их решении существенного различия в сравнении с испытуемыми контрольной группы не было зарегистрировано.

Полученные в этом экспериментальном исследовании данные, с одной стороны, подтверждают возможность повышения эффективности мыслительной деятельности с помощью гипнотического внушения, с другой - позволяют более четко очертить границу использования гипноза как средства интенсификации умственной деятельности. Эти эксперименты также свидетельствуют о существовании высшего уровня регуляции познания, который исключается во время гипноза и работа которого не осознается решающим задачу человеком. Так, системное повышение субъекта мышления позволяет подойти к решению одной из важнейших проблем психологической науки - проблемы неосознаваемой психической деятельности.

В ходе познавательной деятельности при построении моделей окружающей среды на первый план выступает объективная, содержательная сторона психической деятельности. Тот специфический момент субъективного переживания, которое является важнейшим свойством психики, обнаруживается прежде всего в связи с состоянием потребностей сферы человека. Удовлетворение или неудовлетворение потребностей порождает форму переживания, носящую названия чувств или эмоций.

Эмоциональные процессы играют огромную роль в регуляции поведения животных и человека. Роль эта опять-таки связана с обслуживанием процесса удовлетворения важных для человека потребностей. С одной стороны, эмоции создают на своем специфическом языке переживаний состояние напряженности, которое толкает субъекта к действиям, ведущим к удовлетворению потребности, с другой - эмоции, рождающиеся в самом процессе удовлетворения потребности, являются подкреплением этого процесса,

Состояние потребностей влияет и на знак эмоций -положительное или отрицательное переживание. Положительные эмоции возникают при удовлетворении потребностей, отрицательные - в тех случаях, когда удовлетворение потребностей затруднено.

Благодаря связи эмоционального переживания с потребностями субъекта эмоциональная сфера выступает в качестве побуждения к деятельности, могущего удовлетворить потребность, соединенная с системой эмоциональных переживаний, образует тот непосредственный побудитель деятельности, который называется мотивом.

В психологической литературе можно встретить точку зрения, согласно которой мотивом называется предмет внешней среды, предназначенный для удовлетворения потребности. Это неверное поведенческое понимание мотива. Мотивом может стать не сам предмет внешнего мира, а его информационная модель, поскольку модель эта связана с порожденными потребностью эмоциональными переживаниями.

Таким образом, мотив как основную побудительную силу в психической деятельности следует рассматривать как познавательно-эмоциональную систему, выполняющую функцию регулятора поведения.

Нейрофизиологические исследования показали, что мозговые системы, обеспечивающие эмоциональные переживания, являются древними образованьями. Сюда относятся клетки ретикулярной формации, функция которой состоит в общей активизации деятельности таламуса (зрительных бугров) и гипоталамуса - области мозга, находящейся под буграми. Большую роль в возникновении эмоций играет лимбическая система, находящаяся на стыке древней и старой коры, а также подкорковые узлы скопление нервных клеток, находящихся в толще белого вещества больших полушарий.

Множество блестящих экспериментов с животными позволили раскрыть и подробно исследовать мозговые центры, заведующие эмоциональными процессами. Исследователи вживляли электроды в те или иные эмоциональные центры и стимулировали их электрическим током. Так были открыты клетки гипоталамуса, связанные с наслаждением или страданием.

Здесь следует упомянуть эксперимент американского ученом Олдза, который ввел электроды в "область наслаждения" мозга крысы и соединил эти электроды с источником тока и рычагом. Схема была построена таким образом, что, нажимая на рычаг, крыса могла вызвать переживание наслаждения, когда этого хотела. Эксперименты показали, что животное было способно непрерывно нажимать на рычаг, не отвлекаясь от этого поведения даже для сна и еды. То состояние тяжелого физического истощения, в которое крыса в конце концов приходила, не могло остановить ее стремления испытывать наслаждение, порожденное стимуляцией определенных клеток.

Противоположную картину можно наблюдать при стимуляции центров, связанных с отрицательными эмоциями, в частности страдания и страха. В условиях такого эксперимента животное готово на все, чтобы избежать раздражения соответствующих центров. Успехи экспериментальной психофизиологии привели к тому, что некоторые исследователи стали видеть в прямом воздействии на мозговые центры управления поведением сначала животных, а затем, возможно, и человека. Определенный шаг в этом направлении был сделан исследователем Х.Дельгадо, который соединил вживленный в мозг обезьяны электрод с миниатюрным радиоприемником. Благодаря этому приемнику создавалась возможность дистанционного воздействия на мозг животного с целью вызова различных реакции.

Здесь целесообразно сказать о том, что воздействие на психику через вживленные электроды допустимо лишь в медицинских, лечебных целях, что использование указанного метода для дистанционного управления поведением сулит человечеству довольно мрачные перспективы.

Научное же значение указанных экспериментов велико. Они еще раз подтверждают связь тех или иных психологических реальностей с различными мозговыми структурами. Опыты эти свидетельствуют и о побуждающей, и об энергетической силе эмоций.

Эмоции оказывают определенное воздействие на познавательную функцию коры больших полушарий. Благодаря эмоциональным процессам энергия перераспределяется и поступает в наиболее значимые работающие области коры. На эту энергетическую функцию мозговых центров, связанных с эмоциями, неоднократно указывал И.П.Павлов. Он писал: "Подкорка оказывает положительное влияние на кору больших полушарий, выступая в качестве источника их силы" (326, T.III, ч.2, с.403).

Энергетизирующая функция эмоций обнаруживается и в тех весьма значительных вегетативных изменениях во всем организме, которые возникают в моменты сильных переживаний. Внутренние органы, особенно дыхательная и сердечно-сосудистая системы, в эти периоды резко меняют параметры своей работы. В эти же периоды возникают пока еще во многом загадочные электрические явления кожи, о которых ниже пойдет речь специально.

Однако направленность эмоций, конкретный характер их побудительной мотивирующей силы целиком зависит от особенностей развития и воспитания человека. Сформированные в ходе индивидуального развития высшие регуля-торные механизмы дают возможность управлять стихийной силой эмоций.

Эти регуляторные механизмы формируются в лобных отделах коры больших полушарий. Психофизиологические исследования свидетельствуют о том, что существует единая система, в которую включены лобная область и те энергетические уровни мозга, которые связаны с эмоциональной регуляцией поведения. Энергетический компонент этой системы,, воздействуя тонизирующим образом на работу лобных долей, определяет тем самым психологическую активность человека.

Следовательно, в нормальных условиях два компонента лобноэнергетической системы работают во взаимодействии, дополняя друг друга. Однако бывают случаи, когда регу-ляторный и энергетический уровни системы психологической активности вступают между собой в конфликт.

Основой конфликтной ситуации является формирование на уровне лобной области коры таких запрещающих регулирующих механизмов, которые ограничивают выход энергии, связанной с удовлетворением некоторых уже себя обнаруживающих потребностей. В этом случае энергия мотивов, связанных с такими потребностями, сталкивается с энергией управления. Столкновение этих регуляторно-энергетических процессов при определенных условиях ведет к неврозу.

Возникновение такого рода регуляторно-энергетических дисбалансов представляет для нас большой интерес потому, что человеческие феномены, обладающие парапси-хологическими особенностями, чаще всего обладают в той или иной степени чертами невротиков. Поэтому есть все основания думать, что нарушение регуляторно-энергети-ческого баланса прямо связано с парапсихологическими возможностями и проявлениями человеческого мозга.

Известно, какую роль в разработке механизмов возникновения неврозов играет психоаналитическая концепция. Мы уже говорили о психоанализе при рассмотрении психологических механизмов бессознательного. Как уже отмечалось, З.Фрейд представлял себе психику человека как две "комнаты" ("комнату" сознательного и "комнату" бессознательного), разделенные стеной с дверью. В дверях стоит цензор, играющий в системе психоанализа роль символа регуляторных механизмов, привитых человеку в ходе воспитания. Цензор пропускает из "комнаты" бессознательного в сияющую "комнату" сознания лишь те побуждения, психические состояния и образы, которые не противоречат ему как высшему регулятору поведения.

Эта в достаточной мере наглядная и метафорфическая модель служит теоретической основой понимания возникновения неврозов в системе психоанализа. Кратко психоаналитическая концепция возникновения неврозов состоит в следующем. На достаточно ранней стадии своем развития, как правило, в период половом созревания, ребенок испытывает влечения, строжайшим образом запрещенные воспитанием или иначе, противоречащие цензуре. Такие побуждения выталкиваются из "комнаты" сознания в "комнату" бессознательного настолько стремительно, что человек вообще забывает об их существовании в прошлом.

Однако эти побуждения, согласно концепции психоанализа, будучи вытесненными в сферу бессознательного, не исчезают, а продолжают реально действовать в психике человека. Побуждения эти не прекращают своих попыток попасть в сияющий "салон" сознания. При этом оказывается, что эти изгнанные побуждения способны вести себя довольно хитро. Чтобы обмануть неумолимого цензора и проникнуть в запретную, но такую желанную "комнату", изгнанные побуждения начинают ""переодеваться". Они принимают вид вполне безобидных психических образов и состояний, якобы ничего общего не имеющих с запретными побуждениями.

Такими формами маскировки изгнанных влечений и являются невротические симптомы, образы сновидений, а также во множестве встречающиеся в повседневной жизни каждого человека, якобы случайные, невероятные написания слов, неверное их прочтение, разного рода ошибочные, не соответствующие ситуации действия.

Поскольку ключевым моментом в возникновении невротических симптомов является своеобразная амнезия забывание тех вытесненных побуждений, которые невротический симптом использует в качестве маски, постольку основным направлением в лечении симптома является, согласно психоанализу, стремление врача помочь больному вспомнить свои вытесненные побуждения.

Метод, с помощью которого психоаналитики пытаются извлечь вытесненные влечения из глубин психики больных, широко известен. Это метод свободных ассоциаций. С помощью последовательности ассоциированных образов врач вместе с больным ступенька за ступенькой погружается в глубины невротизированной психики. Психоанализ, осуществляемый методом свободных ассоциаций, как известно, не является простой психологической операцией. Это процесс весьма длительный и мучительный как для врача, так и для больного. Вытесненное бессознательное отчаянно сопротивляется анализу. Если же, однако, такое сопротивление будет все-таки преодолено, то наступает облегчение или полное исчезновение невротического симптома.

Факты, свидетельствующие о психологической эффективности метода свободных ассоциаций, бесспорны. Однако те теории, на основе которых психоаналитики пытаются объяснить возникновения невроза, а также процесс его извлечения, не могут быть признаны корректными и соответствующими уровню современной науки.

Выше мы уже отмечали, что конфликты между регуля-торным и энергетическим уровнями лежат в основе возникновения невротических симптомов. В качестве механизма возникновения и развития таких симптомов может быть рассмотрен некоторый изолированный очаг, который складывается в регуляторно-энергетической системе, в той ее части, которая противоречит высшим регуляторным механизмам поведения. Этот очаг изолируется от всей остальной системы своеобразным барьером тормозного процесса, возникающим на основе сверхсильного возбуждения, порожденного конфликтными взаимодействиями.

Такого рода изолированный энергетический очаг, возникнув под влиянием конфликтов, начинает оказывать влияние на динамику энергетических процессов мозга. Так, можно предположить, что энергетические потоки, которые должны обеспечивать нормальную психическую деятельность, искривляются и начинают возбуждать не соответствующие данной ситуации участки коры больших полушарий, а области мозга, находящиеся в подкорковой области и являющиеся центрами эмоциональной жизни человека. Отсюда характерное для неврозов неадекватное поведение и определенные эмоциональные состояния, присущие неврастении, психастении, истерии.

Излечение этих заболеваний связано с ликвидацией застойного энергетического очага в регуляторно-энергетической системе. Психоаналитическая терапия осуществляет устранение этого очага с помощью метода свободных ассоциаций. При этом методе оживляются внутримозговые связи и осуществляется проход в зону самого очага. После того как с помощью процесса установления связей удалось добраться до самого очага, энергия этого очага освобождается и происходит своеобразная разрядка. Что же касается барьера, который изолирует очаг от всего остального мозга, то барьер этот снимается, поскольку он был вызван описанной И.П.Павловым индукцией нервных процессов. Известно, что по закону индукции очаг возбуждения способен наводить вокруг себя очаг торможения, согласно этому же закону, устранение застойного очага возбуждения приводит к снятию индуцированного тормозного барьера.

Вся совокупность фактов позволяет сделать шаг в объяснении парапсихологических способностей и того об-стоятельстэа, что способности эти чаще всего наблюдаются у людей, обладающих более или менее выраженными невротическими особенностями. Можно предположить, что полное равновесие в регуляторно-энергетической системе не способствует появлению так называемых паранормальных явлений, подобно тому, как у атома со сбалансированным ядром отсутствует способность к радиоактивному излучению.

Нарушение психоэнергетического баланса является, следовательно, существенным условием возникновения пара-психологических способностей у человека, подобно тому как нарушение равновесия в атомном ядре является условием радиоактивного излучения. Разумеется, отсюда не следует, что к паранормальным способностям приводит всякое нарушение регуляторно-энергетического баланса. Наука в будущем определит, какие нарушения этого баланса способствуют возникновению парапсихологических способностей, а какие - нет.

А теперь несколько слов об употреблении наркотических средств и возникающих на этой почве патологических состояний сознания.

Наиболее распространенными психотропными средствами являются: табак, кофе, алкоголь, марихуана, гашиш, ЛСД, мескалин, амфетамины кокаин, героин и др. Эти вещества воздействуют на головной мозг, либо ускоряют передачу сенсорных сигналов, либо ее блокируя, либо видоизменяя, либо мешают некоторым нервным центрам нормально выполнять свою функцию. Эти эффекты обусловлены влиянием психоделиков на нейромедиаторы -вещества, ответственные за передачу сигналов от одного нейрона к другому в синапсах. Некоторые психоделики "способны заменять нейромедиаторы, а другие психоделики могут так изменить передачу сигналов, что мозг утрачивает способность их анализировать".

Многократное употребление психоделиков вызывает психологическую и физиологическую зависимость и привыкание, При физиологической зависимости работа медиаторов изменяется так, что организм уже не может обходиться без наркотиков, и если сразу прекратить его употребление, то возникает синдром абстиненции, иногда со смертельным исходом. Многократное употребление некоторых психоделиков приводит к толерантности - организм становится все более устойчивым к их воздействию, и для достижения желаемого эффекта требуются все более увеличивающиеся дозы.

Возбуждающие средства:

1. Малые стимуляторы - это кофеин, который содержится в кофе, чае, различных тонизирующих напитках (кока-кола).

Это слабое возбуждающее средство. Никотин - то же самое.

2. Амфетамины это более сильные возбуждающие средства. Их действие прояляется в повышении концентра

ции норадреналина, высвобождению которого они способствуют, одновременно замедляя ею инактивацию, тем самим

увеличивая состояние общего возбуждения, что затем приводит к упадку сил. Внутренняя инъекция амфетамина в

большой дозе тотчас же вызывает у человека вспышку острого наслаждения. Затем наступает состояние интеллектуальной экзальтации, непреодолимое желание творить, творить, а также иллюзорное чувство превосходства над

окружающими. Многократное (длительное) употребление амфетаминов приводит к "психотическим проявлениям

параноидного типа: человек начинает чувствовать себя затравленным, и малейшее движение другого человека

может воспринять как угрозу. Бредовые идеи сопровождаются слуховыми галлюцинациями".

3. Кокаин - его получают из листьев южноамериканского кустарника коки. Он имеет вид белого порошка, который

вводят через нос или путем инъекций (часто показывают в американских кинофильмах). Кокаин - возбуждает эйфо

рию, как наркотик, и человек начинает ощущать себя сильным, деятельным, самоуверенным. Затем это психическое состояние сменяется беспокойством с возможными слуховыми галлюцинациями. Приятные ощущения вызывают

быструю психологическую зависимость, Нейродепрессанты:

1. Алкоголь - вначале - после 1-2 стаканов - следует возбуждение, а затем снижение активности и способности

оценивать происходящее. Многократный прием алкоголя ведет к необратимым изменениям в организме, свертыванию крови с закупоркой лопающихся кровеносных капилляров, разрушению клеток мозга и др.

Нейродепрессанты угнетают дыхательные центры ствола мозга и уменьшают поступление кислорода в мозг. Это ведет к плохой координации движений, нарушениям речи, нечеткости мышления, невнимательности и т.д.

2. Барбитураты и транквилизаторы - в продаже их более двух тысяч наименований, - которые принимают как различающиеся по своему действию, успокаивающие и снотворные средства. Небольшие дозы барбитуратов вызывают

1406835041495058.html
1406956614229822.html
1407015969899327.html
1407101824219379.html
1407169835229947.html